Блог О пользователеzloupotreblenie

Регистрация

"КРЫШЕВАНИЕ" оборотней в погонах новосибирскими судами

Календарь

  Сентябрь 2010  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

На странице

Если Вы трудитесь в ГУВД НСО под руководством генерал-лейтенанта Глушкова С А, свободно можете совершать уголовные преступления, потому что у Вас будет хорошая "крыша" в виде областного суда.

  • 29 сентября 2010 | 00:58 9 Жалоба в ЕСПЧ (часть 1) 

    Voir Note explicative
    See Explanatory Note
    См. Инструкцию
    RUS Numéro de dossier
    File-number
    Номер досье



    COUR EUROPÉENNE DES DROITS DE L'HOMME
    EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
    ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА



    Conseil de l'Europe — Council of Europe
    Strasbourg, France — Страсбург, Франция






    REQUÊTE
    APPLICATION
    ЖАЛОБА


    présentée en application de l'article 34 de la Convention européenne des Droits de l'Homme,
    ainsi que des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour

    under Article 34 of the European Convention on Human Rights and Rules 45
    and 47 of the Rides of Court

    в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека и
    статьями 45 и 47 Регламента Суда




    IMPORTANT: La présente requête est un document juridique et peut affecter vos droits et obligations
    This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.
    ВАЖНО: Данная жалоба является официальным юридическим документом и может повлиять на Ваши права и
    обязанности.



    -2-

    I. LES PARTIES
    THE PARTIES
    СТОРОНЫ
    A. LE REQUÉRANT / LA REQUÉRANTE
    THE APPLICANT ЗАЯВИТЕЛЬ
    (Renseignements à fournir concernant le / la requérant(e) et son / sa représentant(e) éventuel(le)) (Fill in the following details of the applicant and the representative, if any)

    В. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE
    THE HIGH CONTRACTING PARTY
    ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА
    (Indiquer ci-après le nom de I Etat / des Etats contre le(s) quel(s) la requête est dirigée)
    (Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)
    (Укажите название государства, против которого направлена жалоба)
    13. Российская Федерация (далее в тексте – РФ)

    ________
    * Si le / la requérant(e) est représenté(e). joindre une procuration signée par le / la requérant(e) en faveur du / de la représentant(e).
    A form of authority signed by the applicant should be submitted if a representative is appointed.
    Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность на имя представителя, подписанную заявителем.

    -3-

    II. EXPOSÉ DES FAITS
    STATEMENT OF THE FACTS ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

    (Voir chapitre II de la note explicative)
    (See Part II of the Explanatory Note)
    (См. Раздел II Инструкции)
    14.
    1) Заявители свидетельствуют, что заявления о преступлениях власть имущих (следователей, дознавателей, руководителей правоохранительных органов, судей), официально представленные в государственный орган, полномочный осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, вопреки положению Конституции Российской Федерации (статья 19) о равенстве граждан перед законом и в нарушение принципов законности, публичности и противодействия коррупции не принимаются, не регистрируются, не проверяются и не разрешаются в установленном законом порядке путем вынесения постановлений о возбуждении уголовных дел или постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, эти постановления не сообщаются заявителю, что делает невозможным декларированное Конституцией РФ и установленное уголовно-процессуальным законом оспаривание законности и обоснованности предусмотренных национальным законодательством постановлений следователей, а суды Российской Федерации, призванные в соответствии с законодательством России на основании допустимых доказательств беспристрастно разрешать правовые споры, оказывают следователям преступное содействие в укрывательстве запрещенных Уголовным Кодексом Российской Федерации уголовно-наказуемых деяний должностных лиц правоохранительных органов, принимая заведомо неправосудные судебные акты, посредством которых заявитель лишается гражданского права на доступ к правосудию, гарантированного частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

    2) 11 июня 2010 года нами направлено в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации по НСО официальное заявление о совершении начальником УСТМ ГУВД НСО Гончаровым Ю М преступления, предусмотренного статьями 286, 292, 300 УК РФ.

    Заявление о преступлении от 11 июня 2010 года поступило в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации по НСО посредством электронной почты в тот же день..

    Вопреки национальному уголовно-процессуальному законодательству заместитель руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитина Л А, являясь юридически компетентным и профессионально осведомленным должностным лицом, нарушая уголовно-процессуальное право заявителей на доступ к правосудию и конституционное положение о допустимости доказательств, письмом от 28 июня 2010 года сообщила, что заявление о преступлении от 11 июня 2010 года рассмотрено как « обращение о несогласии с решением начальника УСТМ УВД НСО Гончарова Ю М » и в регистрации, проверке и вынесении решения согласно ст 144,145 УПК нам отказано.

    3) Поскольку в заявлении о преступлении от 11 июня 2010 года нами указаны данные о процессуально-значимых признаках уголовно-наказуемого деяния, запрещенного законодателем в Уголовном Кодексе Российской Федерации, и обстоятельства, подтверждающие совершение этого деяния, следователь обязан соблюсти предусмотренную национальным уголовно-процессуальным законодательством процедуру принятия, регистрации, проверки и рассмотрения сообщений о преступлениях с тем, чтобы в установленном уголовно-процессуальным законом порядке мотивированно подтвердить или опровергнуть доводы заявителя о преступном характере названного деяния.

    Как следует из части 1 статьи 75 УК РФ и части 1 статьи 145 УПК РФ вынесение законного и обоснованного постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела является единственным допустимым средством для подтверждения либо опровержения доводов заявителя о преступном характере конкретного деяния.

    Несообщение заявителю какого-либо предусмотренного законом постановления, которое должно содержать основанные на материалах проверки мотивированные выводы о подтверждении или опровержении доводов заявителя о совершенном преступлении, противоправно освобождает полномочный государственный орган от установленной уголовно-процессуальным законом обязанности (часть 2 статьи 1, часть 1 статьи 144 и часть 1 статьи 145 УПК РФ) рассмотреть по существу доводы заявителя и одновременно препятствует заявителю реализовать конституционное (часть 2 статьи 46 Конституции РФ) и уголовно-процессуальное право (часть 1 статьи 125 УПК РФ) на оспаривание в суде законности и обоснованности процессуального решения, подлежащего принятию по результатам рассмотрения заявления о преступлении.

    В результате непринятия и уклонения от регистрации поступившего заявления, содержащего данные об установленных законодателем признаках конкретного преступления, до настоящего времени заявителям не сообщено какое-либо постановление, предусмотренное частью 1 статьей 145 УПК РФ, подтверждающее или опровергающее доводы заявителей о совершенном преступлении.

    4) В заявлении о преступлении от 11 июня 2010 года нами официально сообщено о том, что начальник УСТМ ГУВД НСО Гончаров Ю М на запрос начальника УВД г Новосибирска в мае 2009 отказал в сообщении информации , существенной для установления и доказательства лица, совершившего преступление в отношении нас , а на аналогичный запрос начальника УВД N 8 г Новосибирска в августе 2009 сообщил заведомо ложную информацию, препятствующую установлению данного лица, чем блокировал доступ потерпевших от преступления к правосудию.

    В заявлении от 11 июня 2010 года указана совокупность процессуально значимых признаков объективных и субъективных элементов состава преступления, предусмотренного статьями 286, 292, 300 УК РФ, позволяющую квалифицировать конкретное деяние начальника УСТМ ГУВД НСО Гончарова Ю М в качестве преступления и обязывающую следователя по результатам проверки утверждения заявителей о совершенном преступлении процессуально, посредством вынесения соответствующего постановления, мотивированно подтвердить или опровергнуть заявленные доводы о совершении уголовно-наказуемого деяния, запрещенного законодателем в Уголовном кодексе Российской Федерации.

    В соответствии с частью 2 статьи 21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь принимает предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления.

    Согласно части 1 статьи 144 УПК РФ следователь обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном преступлении и в установленный законом срок (3—10 суток) принять по нему одно из процессуальных решений, предусмотренных статьей 145 УПК РФ, в форме постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Так как мы не получили ни постановление о возбуждении уголовного дела, ни постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, то есть какое-либо из процессуальных решений, которое следователь обязан принять и сообщить, мы в силу этого обстоятельства, не имея возможности оспорить в суде законность и обоснованность постановления, были вынуждены обжаловать в суд незаконное и необоснованное бездействие заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А

    5) 14 июля 2010 года в Центральный районный суд г.Новосибирска нами направлена в порядке статьи 125 УПК РФ жалоба на незаконный и необоснованный отказ заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А в приеме заявления о преступлении от 11 июня 2010 года.

    20 июля 2010 года судья Центрального районного суда г.Новосибирска Веселых А Ю по результатам судебного рассмотрения жалобы от 14 июля 2010 года вынесла заведомо неправосудный судебный акт, противоречащий фактическим обстоятельствам дела.

    Так, судья, то есть юридически компетентное и профессионально осведомленное должностное лицо органа правосудия, вопреки фактическому и правовому содержанию рассматриваемых материалов, умышленно проигнорировала в уголовном процессе требование уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации об учете данных об установленных федеральным законодателем и названных заявителями признаках конкретного состава преступления и в условиях очевидного наличия в заявлении о преступлении указанных данных постановила о законности и обоснованности процессуального бездействия следователя.

    Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации (как в уголовном суде, так и на досудебной стадии) не допускает оставление заявлений о преступлениях без разрешения и подмену процессуальных решений письмами следователей, поэтому специально предусматривает в качестве легитимных средств разрешения заявлений о преступлениях постановления, регламентированные частью 1 статьи 145 и статьями 146 и 148 УПК РФ.

    Поскольку конституционное требование о допустимости доказательств распространяется на досудебную стадию уголовного судопроизводства, суд в уголовном процессе обязан признать письмо следователя не соответствующим уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации и поэтому недопустимым.

    Вместе с тем Центральный районный суд г.Новосибирска , осуществляя уголовное судопроизводство, вопреки требованиям части 2 статьи 50 Конституции РФ и части 1 статьи 75 УПК РФ, в судебном акте необоснованно использовал недопустимое в уголовном процессе в качестве доказательства письмо заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А

    При этом постановление от 20 июля 2010 года не содержит выводы суда о том, является ли использованное судом в уголовном процессе письмо следователя допустимым доказательством или нет; соответствует ли оно требованиям УПК РФ или нет.

    Признание Центральным районным судом г.Новосибирска письма заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А недопустимым доказательством не позволило бы суду отказать в удовлетворении нашей жалобы, поскольку допустимых доказательств Следственным комитетом не представлено.

    Письмо заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А от 28 июня 2010 года является результатом несоблюдения (игнорирования) установленной федеральным законом уголовно-процессуальной процедуры, регламентирующей прием, проверку и процессуальное рассмотрение заявлений о преступлениях.

    Заведомая неправосудность судебного акта обусловлена преднамеренным противоправным стремлением судьи, злоупотребившей служебными полномочиями (судебной властью), способствовать укрывательству следователем официально заявленного преступления должностного лица — начальника УСТМ ГУВД НСО.


    В том случае, если следователь или судья не сочли названные в заявлении процессуально значимые данные о предусмотренных законодателем признаках конкретного состава преступления в качестве таковых, они обязаны в соответствующих постановлениях указать фактические и правовые основания и мотивы своего усмотрения с тем, чтобы заявитель имел возможность оспорить в национальных судебных инстанциях обоснованность этих процессуальных решений.

    6) В постановлении от 20 июля 2010 года содержится ложный вывод суда о « несогласии заявителей с решением » начальника УСТМ ГУВД НСО без доводов о соответствии данного решения полномочиям должностного лица, без рассмотрения последствий данного « решения » и его правомерности.

    В силу принципов законности, публичности и юридического равенства граждан проверка сообщений о совершении следователями запрещенного законодателем в Уголовном кодексе РФ преступного деяния проводится независимо от желания или нежелания (интереса) следователя в целях собирания достаточных данных, необходимых для принятия законного и обоснованного постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

    При этом никто не вправе запрещать или препятствовать заявителю представить в полномочный государственный орган заявление о совершении кем-либо любого уголовно-наказуемого деяния.

    Установленный законодателем баланс прав и обязанностей сторон в уголовном судопроизводстве и предусмотренные УПК РФ процессуальные гарантии в отношении лиц особого правового статуса (следователей, прокуроров, судей) обеспечивают нормальное (законное) осуществление уголовно-процессуальной деятельности.

    Судебное постановление от 20 июля 2010 года удостоверяет от имени государства наличие уголовно-процессуальных правоотношений, которые регулируются исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

    Учитывая, что преступность или непреступность конкретного деяния в силу принципа законности определяется исключительно Уголовным Кодексом Российской Федерации (часть 1 статьи 3 УК РФ) и только в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации (часть 2 статьи 1, часть 3 статьи 7 и часть 1 статьи 75 УПК РФ), следователь обязан руководствоваться положениями УК РФ и рассмотреть заявление о преступлении от 11 июня 2010 года в том же уголовно-процессуальном порядке (УПК РФ), в котором суд рассмотрел жалобу от 14 июля 2010 года.

    Суд вопреки требованию части 2 статьи 50 Конституции РФ заведомо неправомерно использовал при осуществлении уголовного судопроизводства (в суде в порядке статьи 125 УПК РФ) в качестве доказательства законности и обоснованности процессуального бездействия заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А письмо от 28 июня 2010 года, которое в соответствии со статьей 75 УПК РФ не является процессуальным решением, не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, не имеет юридической силы, недопустимо в уголовном процессе и не может быть использовано в указанном процессе.

    Поскольку конституционное положение о допустимости доказательств распространяется на досудебную стадию уголовного судопроизводства, суд в уголовном процессе обязан признать письмо Никитиной Л А не соответствующим уголовно-процессуальному законодательству и поэтому недопустимым.

    В постановлении от 20 июля 2010 года не указано, по каким предусмотренным законом основаниям суд вопреки требованиям статьи 75 УПК РФ принял юридически ничтожное и недопустимое в качестве доказательства в уголовном процессе письмо следователя от 28 июня 2010 года.

    Письмо следователя в отличие от предусмотренных законом постановлений не регламентировано и не содержит указаний на фактические и правовые основания отказа в возбуждении уголовного дела, что имеет принципиальное значение, так как закон запрещает как возбуждение уголовного дела, так и отказ в возбуждении уголовного дела по мотиву какой-либо целесообразности.

    Процессуальные решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом принимаются лишь по основаниям, прямо предусмотренным в УПК РФ (главы 4 и 19), что позволяет заявителю оспорить в суде обоснованность этих постановлений.

    Сообщение заявителю вместо постановления об отказе в возбуждении уголовного дела юридически ничтожного в уголовном процессе письма, не содержащего предусмотренное конкретной нормой какой-либо из статей главы 4 УПК РФ основание и мотивы решения следователя не возбуждать уголовное дело, затрудняет доступ к правосудию, поскольку лишает заявителя возможности реализовать недвусмысленно установленное законом (часть 1 статьи 125 УПК РФ) право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а отсутствие в письме указания на конкретное основание и мотивы фактического отказа в возбуждении уголовного дела препятствует заявителю оспорить обоснованность этого отказа.

    Именно поэтому юридически ничтожное в уголовном процессе письмо заместителя руководителя управления процессуального контроля Следственного комитета РФ по НСО Никитиной Л А существенно затрагивает интересы заявителей, причиняет ущерб нашим конституционным правам и затрудняет доступ к правосудию, поскольку отсутствие процессуально оформленного решения воспрепятствовало реализации заявителями прямо предусмотренного законом (часть 1 статьи 125 УПК РФ) права оспорить в суде фактические и правовые основания не возбуждать уголовное дело.

    Таким образом, вывод Центрального районного суда г.Новосибирска об отсутствии ущерба конституционным правым заявителей на доступ к правосудию, противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации и не соответствует фактическим обстоятельствам.

    Реализация федеральным законодателем принципа правовой определенности имеет целью воспрепятствовать произволу властей как при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, так и при отказе в этом.

    Судебный акт от 20 июля 2010 года в рамках уголовного судопроизводства фактически и юридически легализовал примененный следователем способ укрывательства официально заявленного преступления.

    Направленность умысла судьи при осуществлении правосудия на лишение уголовно-процессуального значения содержащихся в заявлении о преступлении от 11 июня 2010 года процессуально значимых данных, указывающих на конкретные признаки названного заявителями состава преступления, а также прямое игнорирование конституционного и уголовно-прроцессуального положения о допустимости доказательств, свидетельствуют о желании судьи завуалировать заведомую незаконность и необоснованность процессуального бездействия следователя по приему, регистрации, проверке и процессуальному разрешению официально представленного заявления о преступлении.

    Как недвусмысленно указано в части 1 статьи 1 УПК РФ, порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, поэтому ссылки Центрального районного суда г.Новосибирска , содержащиеся в постановлении от 20 июля 2010 года, на внутриведомственные инструкции (применённые к тому же неправильно), а не на нормы УПК РФ, противоречат принципу верховенства права, требованию уголовно-процессуального закона и являются заведомо необоснованными.

    7) 26 июля 2010 года в судебную коллегию по уголовным делам Новосибирского областного суда нами направлена кассационная жалоба на постановление Центрального районного суда г.Новосибирска от 20 июля 2010 года.
    31 августа 2010 мы подали дополнение к кассационной жалобе.

    8) 1 сентября 2010 Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда постановление Центрального районного суда г.Новосибирска от 20 июля 2010 года оставлено без изменения, а кассационная жалоба от 26 июля 2010 года – без удовлетворения.
  • 27 сентября 2010 | 17:26 8 Жалоба в ЕСПЧ (часть 2) 

    Cудебный акт от 1 сентября 2010 года не содержит указания на допустимые в уголовном процессе доказательства, подтверждающие вывод суда первой инстанции о правомерности процессуального бездействия следователя по приему, регистрации, проверке и рассмотрению заявления о преступлении от 11 июня 2010 года.

    Кассационный суд обязан осуществлять проверку законности и обоснованности судебного постановления нижестоящего суда в соответствии c положениями Конституции РФ (часть 2 статьи 50) и уголовно-процессуального закона о недопустимости доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ (часть 2 статьи 1, часть 4 статьи 7, статья 75 УПК РФ).

    Судебная коллегия Новосибирского областного суда, то есть коллегиальный орган правосудия, умышленно не учла это существенное (процессуально значимое) обстоятельство.

    Кроме того, суд второй инстанции, имея целью вынесение заведомо неправосудного судебного акта, вынуждался этой противоправной необходимостью произвольно (безмотивно и безосновательно) отклонить доводы кассационной жалобы от 26 июля 2010 года и 31 августа 2010 года о наличии в заявлении от 11 июня 2010 года установленных законодателем и названных заявителями признаков конкретного уголовно — наказуемого деяния, запрещенного Уголовным кодексом Российской Федерации.

    Таким образом, доводы кассационной жалобы оставлены кассационным судом без рассмотрения или произвольно отклонены, что является нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

    Судебной коллегией по уголовным делам Новосибирского областного суда проигнорировано как требование уголовно-процессуального закона о том, что и при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела следователь обязан вынести постановление (часть 1 статьи 148 УПК РФ), законность и обоснованность которого заявитель вправе обжаловать в суде, так и конституционное положение о недопустимости использования в уголовном процессе доказательств, полученных с нарушением федерального закона (часть 2 статьи 50 Конституции, статья 75 УПК РФ).

    В том случае, если кассационный суд не счел названные в заявлении о преступлении от 11 июня 2010 года данные о предусмотренных законодателем признаках конкретно указанных заявителями состава уголовно-наказуемого деяния в качестве таковых, он обязан указать основания и мотивы своего усмотрения.

    Согласно пункту 6 части 1 статьи 388 УПК РФ кассационное определение должно содержать мотивы принятого решения.

    Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах предполагают обязательность фактического и правового обоснования отказа в отмене обжалованного судебного акта, что невозможно без рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы (постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года, от 2 июля 1998 года, от 25 февраля 2004 года).

    Как следует из определения Конституционного Суда РФ от 8 июля 2004 года N 237-О (пункт 3) требования пунктов 5 и 6 части 1 статьи 388 УПК РФ о том, что в кассационном определении должны быть изложены доводы лица, подавшего жалобу, и мотивы принимаемого по жалобе судебного решения, во взаимосвязи с положениями части 4 статьи 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности судебных решений, «не предоставляют суду кассационной инстанции возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении законных требований».

    Характер решения :

    1. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация о том, что в поданном заявлении о преступлении 11 июня 2010 выражено несогласие с принятым должностным лицом решением (Закон и Инструкции СК подразумевают ТОЛЬКО решения, принятые в рамках выполняемых полномочий, а не преступные решения)

     

    Подобными формулировками любое уголовное преступление можно трактовать как решение о совершении некоего действия (преступления), с которым заявитель не согласен. Однако, ст 144,145 УПК ОБЯЗЫВАЮТ совершить определённые процессуальные действия для установления наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела. Следовательно, имеет место умышленный отказ судебной коллегии от выполнения требований уголовно-процессуального кодекса на основе тенденциозной трактовки обстоятельств и законов.

    2. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация о том, что в пределах полномочий и компетенции заместитель руководителя отдела процессуального контроля СУ СК при прокуратуре РФ по НСО Никитина Л А НЕ ВЫПОЛНИЛА требования ст 144,145 УПК

    3. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация о том, что нормы действующего законодательства позволяют не регистрировать, не проводить проверку и не выносить мотивированное постановление по её результатам о возбуждении уголовного дела или о его отказе

    4. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация о том, что ответ дан Никитиной Л А в установленные процессуальным законом сроки

    5. В ОПРЕДЕЛЕНИИ отсутствуют указание на рассмотрение доводов заявителей о применении не соответствующей инструкции и неприменении соответствующей с целью сокрытия нарушений законных норм

    6. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация об отсутствии достаточных данных о наличии признаков преступления в действиях Гончарова Ю М с целью сокрытия 3-х должностных преступлений (Гончарова, Никитиной, Веселых)

     

    7. В ОПРЕДЕЛЕНИИ отсутствует информация о том, что ст 146 УПК применяется после действий в порядке ст 144,145 УПК, которых не имело место быть, с целью сокрытия 2- х должностных преступлений (Никитиной и Веселых)

     

    8. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация об отсутствии повода и оснований
    для возбуждения уголовного дела : поводом служило заявление, основанием – действия должностного лица, которые выходят за рамки его полномочий, которые он не имеет права совершать ни при каких обстоятельствах, которые причинили ущерб правам заявителей и являются общественно –опасными.

    9. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация о том, что суд пришёл к правильному выводу об отсутствии повода и оснований , когда суд обязан был рассмотреть вопрос нарушения процессуального кодекса : отсутствие или наличие оснований для возбуждения уголовного дела оформляются мотивированным постановлением, которого нас лишила Никитина Л А и судья Веселых А. Ю.

     

    10 В ОПРЕДЕЛЕНИИ отсутствует информация о том, что на неоднократные жалобы заявители получали аналогичные юридически ничтожные ответы, вместо законных обоснованных постановлений и присутствует тенденциозно изложенная информация о « направленных ответах »

     

    11. ОПРЕДЕЛЕНИЕ вынесено на основе « изложенных » ложных , тенденциозно подобранных формулировок.

    12. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация об отсутствии нарушений уголовно-процессуального кодекса, лёгшей в основу решения : ст 125,144,145 УПК грубо нарушены

    13. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ложная информация об отсутствии ущерба конституционным правам граждан : преступление не раскрыто по вине Гончарова Ю М, его вина сокрыта Никитиной Л А, вина обоих сокрыта судьёй Веселых А Ю, вина всех сокрыта судебной коллегией. Итак, доступ к правосудию заявителей блокирован

     

    14. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится необоснованное утверждение о поставленных в жалобе в суд требованиях об установлении провайдера IP адреса ; в жалобе сообщалось, что провайдер установлен заявителями, а должностное лицо вопреки обязанностям и полномочиям сообщило ложную информацию о невозможности его установления, что является основанием согласно ст 140 УПК для проведения проверки в порядке ст 144,145 УПК, что является предметом данного судебного разбирательства.


     



    15. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ЛОЖНАЯ информация о « несостоятельности » доводов заявителей без мотиваций, о « полной и всесторонней проверке доводов жалобы » без доказательств этой проверки, « о верной правовой оценке действиям заместителя руководителя отдела процессуального контроля СУ СК при прокуратуре РФ по НСО » при явном нарушении ст 144,145 УПК.

     

    16 В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ЛОЖНАЯ информация об отсутствии отвода судье Веселых А. Ю. : отвод был заявлен при подаче жалобы, как отмечает судебная коллегия, и взяв жалобу в производство судья Веселых А Ю знала и игнорировала заявленный отвод. Вторичная подача отвода до начала слушания по делу УПК не предусмотрена.

    17. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ЛОЖНАЯ информация о « последующем » оглашении решения, в котором скрыта информация о нарушении принципа непрерывности и непосредственности судебного заседания, с целью сокрытия незаконных действий судьи Веселых А Ю

     

    18. В ОПРЕДЕЛЕНИИ содержится ЛОЖНАЯ информация о соответствии требованиям статьи 125 УПК постановления суда первой инстанции (о ненарушении наших прав при очевидном блокировании нашего доступа к правосудию), о соответствии имеющимся материалам и закону
     


    Итак, 100% фальсифицированного текста, не соответствующего УПК и фактам.



    Судебный акт от 1 сентября 2010 года окончательно юридически легализовал способ укрывательства преступлений путем согласованного аннулирования следователем и судами первой и второй инстанций уголовно-процессуальных норм федерального закона, содержащих требования учета данных, указывающих на признаки преступления (часть 2 статьи 21, часть 2 статьи 140, статья 143 УПК РФ) и конституционного положения о допустимости доказательств (часть 2 статьи 50 Конституции, статья 75 УПК РФ).







                                                        -4-
    III. EXPOSÉ DE LA OU DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES PROTOCOLES ALLÉGUÉE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS À L'APPUI STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION (S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS AND OF RELEVANT ARGUMENTS
    ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯМИ) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

    (Voir chapitre III de la note explicative)
    (See Part III of the Explanatory Note)
    (См. Раздел III Инструкции)

    15. Считаем, что в отношении нас Российской Федерацией были нарушены статьи 6 п1 ,13,17 Конвенции

    Нарушение статьи 6 «Конвенции» по правам человека ».

    Согласно части 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

    Это право на надлежащее отправление правосудия в силу принципа верховенства закона ни при каких обстоятельствах не может быть принесено в жертву соображениям какой-либо целесообразности.

    Мы утверждаем, что в нашем случае со стороны российских судов имеет место злоупотребление властью, преследующее незаконную цель коррупционного содействия следователям в укрывательстве преступлений власть имущих (сотрудников правоохранительных органов).

    Мы свидетельствуем, что заявления о преступлениях власть имущих вопреки Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, международных принципов равенства граждан перед законом, противодействия коррупции и организованной преступности не принимаются в государственном органе, полномочном осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, не регистрируются, не проверяются и не разрешаются в установленном законом порядке путем вынесения постановлений о возбуждении уголовных дел или постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, эти постановления не сообщаются заявителю, что делает невозможным обжалование процессуальных решений, гарантированных законом, в национальных судах.

    Так, изложенные в разделе втором факты свидетельствуют о том, что заявление о преступлении от 11 июня 2010 года, официально представленное в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации по НСО в порядке статьи 141 УПК РФ, до настоящего времени вопреки национальной процедуре уголовного судопроизводства и декларированным принципам верховенства права и юридического равенства граждан не принято, не зарегистрировано, не проверено, не разрешено путем вынесения предусмотренного законом постановления о возбуждении уголовного дела либо постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление не сообщено заявителям, то есть заявление о совершении начальником УСТМ ГУВД НСО уголовно-наказуемого деяния, запрещенного в Уголовном Кодексе Российской Федерации, укрыто от единого и общеобязательного порядка рассмотрения.

    Несоблюдение установленной национальным законодательством процедуры и порядка приема, регистрации, рассмотрения и разрешения заявления о преступлении нарушает гражданское право заявителей на доступ к правосудию, гарантированное частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку лишило заявителей предусмотренной законом возможности получить и при необходимости оспорить (как в целом, так и в отношении отдельных доводов) процессуальное решение (постановление), принятое должностным лицом по результатам рассмотрения заявления о преступлении, во всех предусмотренных законом судебных инстанциях.

    Непринятие следователем предусмотренного законом постановления, которое должно содержать мотивированные выводы о подтверждении или опровержении доводов заявителей о преступном характере конкретного деяния, как способ укрывательства официально заявленного преступления, предоставляет государству незаконную возможность уклониться от процессуального рассмотрения по существу доводов заявителя и одновременно препятствует заявителю реализовать гражданское право на обжалование процессуального решения (постановления).

    Соблюдение законной процедуры имело бы место, если заявление о преступлении от 11 июня 2010 года было бы принято в установленном законом порядке, зарегистрировано в качестве заявления о преступлении, проверено и процессуально разрешено путем вынесения одного из постановлений, предусмотренных частью 1 статьи 145 УПК РФ, а именно: постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; постановление сообщено заявителям.

    Должностным лицам государственного органа (следователям) не только предоставлены полномочия, но и возложена обязанность по результатам рассмотрения заявления о преступлении давать уголовно-правовую оценку утверждениям заявителя о преступном характере конкретно названного деяния в виде постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, то есть с соблюдением общеобязательной (единой) процедуры и в установленной законом форме подтверждать или опровергать юридически значимые доводы лица, заявившего о преступлении.

    Письма следователей в отличие от предусмотренных законом постановлений не регламентированы и не содержат указания на фактические и правовые основания решения о невозбуждении уголовного дела, что имеет принципиальное значение, так как закон запрещает возбуждение уголовного дела или отказ в возбуждении уголовного дела по мотиву какой-либо целесообразности и обязывает следователя сообщать заявителю эти основания, установленные национальным уголовно-процессуальным законом.

    Процессуальные решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом принимаются лишь по основаниям, прямо предусмотренным в законе, что позволяет заявителю оспорить в суде обоснованность этих постановлений.

    Сообщение заявителю вместо постановления об отказе в возбуждении уголовного дела юридически ничтожного в уголовном процессе письма, не содержащего предусмотренное конкретной нормой какой-либо из статей специальной главы внутреннего уголовно-процессуального закона основание и мотивы решения следователя не возбуждать уголовное дело, маскирует укрывательство преступлений, существенно затрагивает интересы заявителя, причиняет ущерб его конституционным правам и затрудняет доступ к правосудию, поскольку лишает заявителя возможности реализовать недвусмысленно установленное законом право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а отсутствие в письме указания на конкретное основание и мотивы фактического отказа в возбуждении уголовного дела препятствует заявителю оспорить обоснованность этого отказа.

    Поскольку физическое отсутствие какого-либо постановления препятствует заявителю в реализации гарантированной национальным законодательством процессуальной возможности оспорить законность и обоснованность процессуальных действий и процессуального решения, заявитель, правомерно и обоснованно рассчитывая на восстановление национальным судом указанной возможности, вынужден обжаловать в суд незаконное и необоснованное бездействие следователя.

    Судебный акт от 20 июля 2010 года, принятый в порядке уголовного судопроизводства, удостоверяет от имени государства наличие уголовно-процессуальных правоотношений, которые регулируются исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

    Соответственно, следователь была обязана рассмотреть заявление от 11 июня 2010 года в том же уголовно-процессуальном порядке, в котором суд рассмотрел жалобу от 14 июля 2010 года.

    Федеральный судья, то есть юридически компетентное и профессионально осведомленное должностное лицо органа правосудия, вопреки фактическому и правовому содержанию рассматриваемых материалов, умышленно проигнорировала в уголовном процессе требование уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации об учете данных об установленных федеральным законодателем и названных заявителем признаках конкретного состава преступления и в условиях очевидного наличия в заявлении о преступлении указанных данных постановила о законности и обоснованности процессуального бездействия следователя.

    Заведомая неправосудность судебного акта обусловлена преднамеренным противоправным стремлением судьи, злоупотребившей служебными полномочиями (судебной властью), способствовать укрывательству следователем официально заявленного преступления другого сотрудника правоохранительного органа.

    Федеральный законодатель квалифицировал данные о признаках преступления в качестве критерия, определяющего направление, содержание и порядок уголовно-процессуальной деятельности следователя, получившего сообщение о совершенном преступлении.

    Следователи и судьи не наделены полномочиями аннулировать или игнорировать данные об установленных законодателем и названных заявителем признаках любого состава преступления и в отношении любого лица, независимо от его должностного положения.

    С другой стороны, национальный законодатель наделил следователей полномочиями не согласиться с доводами заявителя о преступном характере конкретного деяния и мотивированно опровергнуть их, приняв предусмотренное внутренним правом постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Таким образом, национальное уголовно-процессуальное законодательство предоставляет компетентным должностным лицам законную возможность принятия процессуальных решений как подтверждающих, так и опровергающих доводы заявителя о преступном характере конкретного деяния.

    Вместе с тем, указанным процессуальным полномочиям должностных лиц корреспондируется их обязанность соблюдать установленную законом процедуру принятия решения как о возбуждении уголовного дела, так и об отказе в возбуждении уголовного дела.

    При этом (в случае отказа в возбуждении уголовного дела) национальное законодательство обязывает следователя сообщать заявителю постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (часть 4 статьи 148 УПК РФ), тем самым гарантируя возможность оспорить в суде обоснованность решения следователя не возбуждать уголовное дело.

    При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, то есть при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления (часть 2 статьи 140 УПК РФ), следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (часть 1 статьи 148 УПК РФ), которое в уголовном судопроизводстве является допустимым доказательством как полученное с соблюдением требований закона (часть 1 статьи 75 УПК РФ)

    Таким образом, процессуальное решение (постановление) подлежит вынесению как в случае наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления (постановление о возбуждении уголовного дела), так и в случае отсутствия таких данных (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела).

    Аналогичным образом Европейская конвенция о правах человека и основных свобод не гарантирует право на возбуждение уголовного дела, однако гарантирует право на соблюдение законной процедуры принятия решения как о возбуждении уголовного дела, так и об отказе в этом.

    В нашем случае следователь умышленно нарушил предусмотренный законом единый (юридически одинаковый для всех субъектов) порядок приема, регистрации, проверки и процессуального разрешения сообщения о преступлении, а судьи посредством вынесения заведомо неправосудных судебных актов легализовали это нарушение.

  • 27 сентября 2010 | 17:14 7 Жалоба в ЕСПЧ (часть 3) 


    Суд второй инстанции, имея целью вынесение заведомо неправосудного судебного акта, вынуждался этой противоправной необходимостью уклониться от рассмотрения по существу доводов кассационной жалобы от 26 июля 2010 и 31 августа 2010 года или произвольно их отклонить.

    Кассационное определение от 1 сентября 2010 года лишено указания на допустимые доказательства и юридически значимые мотивы принятого судом второй инстанции решения о законности и обоснованности постановления от 20 июля 2010 года.

    Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда умышленно проигнорировала (не учла) обстоятельства, которые существенно влияют на выводы суда, а именно: надлежащий (уголовно-процессуальный) порядок рассмотрения заявления о преступлении от 11 июня 2010 года определяется наличием в этом заявлении конкретных данных об установленных законодателем и названных заявителем признаках совершенного преступления.
    Вышеперечисленное доказывает СИСТЕМНОСТЬ нарушений судов РФ «надлежащему рассмотрению».
    В деле ДЖУЗЕППЕ МОСТАЧЧУОЛО (MOSTACCIUOLO) ПРОТИВ ИТАЛИИ (N 2)» (Жалоба N 65102/01) Европейский суд напомнил, что обязанность устранять любое предполагаемое нарушение Конвенции лежит в первую очередь на национальных властях. В связи с этим вопрос о том, вправе ли заявитель утверждать, что явился жертвой предполагаемого нарушения Конвенции, допустим на любой стадии судебного разбирательства в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Европейского суда по делу «Бурдов против России» (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 30, ECHR 2002-III).

    Таким образом, суд второй инстанции, злоупотребляя судебной властью, умышленно не проверил законность и обоснованность выводов суда первой инстанции, не рассмотрел по существу доводы кассационной жалобы, неосновательно и немотивированно их отклонил, что является нарушением гражданского права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного частью 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 17 Конвенции.

    Судебный акт от 1 сентября 2010 года окончательно юридически легализовал способ укрывательства преступлений путем согласованного аннулирования следователями и судами первой и второй инстанций принципа верховенства права и уголовно-процессуальных норм федерального закона, содержащих требования учета сведений, указывающих на признаки преступления, а также положений национального законодательства о допустимости доказательств.

    Нарушение статьи 13 «Конвенции по правам человека ».

    Согласно статье 13 Конвенции: «Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».
    Из прецедентной практики ЕСПЧ по делу «Кудла (KUDLA) против Польши»: «Излагая обязанность Государства защищать права человека, в первую очередь, внутри своего правопорядка, статья 13 [Конвенции] устанавливает в пользу тяжущихся дополнительную гарантию эффективного пользования правами, о которых идет речь. Как это вытекает из подготовительных работ (Сборник подготовительных работ Европейской конвенции по правам человека, том II, стр. 485 и 490, и том III, стр. 651), предметом статьи 13 является предоставление средства, посредством которого тяжущиеся могут получить (на национальном уровне) исправление нарушений их прав, гарантированных Конвенцией, до того как будет запущен международный механизм обжалования перед Судом (§ 152).»
    Мы пытались защитить свои конституционные права в Следственном комитете при прокуратуре РФ по НСО, но нам было отказано в защите.
    Мы попытались это сделать в Центральном суде г Новосибирска. Но судья Веселых А Ю нам в этом отказала.
    Мы попытались защитить свои конституционные права в Областном суде г Новосибирска, но кассационный суд не пожелал восстановить наши нарушенные права, несмотря на наши ссылки на судебную прецедентную практику ЕСПЧ и требования ЕСПЧ, предъявляемые к национальным судам.

    Европейский Суд не раз отмечал, что Пересмотр окончательного решения суда возможен лишь с целью исправления судебных ошибок и неправильного применения правовых норм. Отклонение от данного принципа возможно исключительно при наличии существенных и неоспоримых обстоятельств (mutatis mutandis, “Ryabykh v. Russia”, N 52854/99, п. 52, ECHR 2003-X и “Pravednaya v. Russia”, N 69529/01, п. 25, 18 ноября 2004).

    Наши надежды , что судебная « ошибка » судьи первой инстанции Веселых А Ю будет исправлена, наши конвенционные права восстановлены и доступ к правосудию разблокирован оказались тщетными.
    Судебная защита не может считаться эффективной, если федеральные законы и международные договоры игнорируются или применяются явно в произвольном характере, выводы судов не базируются на достоверных доказательствах и не мотивируются, в судебные акты вносится недостоверная информация.
    Суды первой и второй инстанции не были беспристрастными и справедливыми, поэтому не оказались и эффективными средствами защиты от нарушения наших прав лицами, действовавшими в официальном качестве.
    Государство не выполнило свое обязательство расследовать потенциально обоснованные заявления о преступлениях , лищив нас средств защиты своих конвенционных прав.

    Нарушение статьи 17 «Конвенции» по правам человека ».
    Статья 17 Конвенции запрещает злоупотребление правами: «Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции».
    Целью статьи 17 Конвенции является воспрепятствование тому, чтобы тоталитарные группы лиц могли злоупотреблять в свою пользу принципами, изложенными в Конвенции, в частности, независимостью суда. Суд должен зависеть от закона и руководствоваться только правом.
    Принятие судами заведомо неправосудных судебных актов от 20 июля 2010 года и 1 сентября 2010 года является безусловным нарушением части 1 статьи 6 и статьей 13, 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
    Суды первой и второй инстанции не только грубо (посредством совершения преступлений против правосудия) нарушили наше право на эффективное обращение в суд и справедливое судебное разбирательство, гарантированное частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и своими неправосудными решениями подтвердили существование в государстве судебной практики, основанной на коррупции.
    Эти исключительные обстоятельства, представляющие собой повторяющиеся и согласованные незаконные действия, несовместимые с Конвенцией и сопряженные с официальной терпимостью вышестоящих национальных инстанций, их пассивностью перед лицом серьезных обвинений в должностных преступлениях следователей и в преступлениях судей против правосудия, свидетельствуют о системном беззаконии, которое ни при каких обстоятельствах не может преследовать законную цель.
    Используемые следователями и судьями коррупционные средства (круговая порука, безнаказанность и безответственность) препятствуют нормальному осуществлению уголовно-процессуальной деятельности и эффективному, своевременному, справедливому правосудию, то есть направлены на достижение незаконной цели.
    Основываясь на фактах, изложенных в разделе втором настоящей жалобы, руководствуясь положениями Европейской конвенции, ратифицированной Российской Федерацией, полагаем, что официальные власти России нарушили часть 1 статьи 6 и статью 13, 17 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.









    - 5 —
    IV. EXPOSÉ RELATIF AUX PRESCRIPTIONS DE L'ARTICLE 35 § 1 DE LA CONVENTION
    STATEMENT RELATIVE TO ARTICLE 35 § 1 OF THE CONVENTION ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТА ТЬЕЙ 35§ 1 КОНВЕНЦИИ
    (Voir chapitre IV de la note explicative. Donner pour chaque grief, et au besoin sur une feuille séparée, les renseignements demandés sous les points 16 à 18 ci-après)
    (See Part IV of the Explanatory Note. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)
    (См. Раздел IV Инструкции. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16—18 на отдельном листе бумаги)
    16. Décision interne définitive (date et nature de la décision, organe — judiciaire ou autre — l'ayant rendue)
    Final decision (date, court or authority and nature of decision)
    Окончательное внутреннее решение (дата и характер решения, орган — судебный или иной — его вынесший)

    Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда по делу N 22—4200/2010 от 1 сентября 2010 года.


    В силу части 3 статьи 390 УПК РФ кассационное определение от 1 сентября 2010 года вступило в законную силу в день его вынесения.

    В соответствии со статьей 1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод официальные власти России обязаны обеспечить каждому находящемуся под их юрисдикцией права и свободы, определенные Конвенцией.

    В настоящее время в нашем случае имеются все необходимые основания утверждать, что официальные власти России, достоверно зная о системном беззаконии лиц, действующих в официальном качестве, не принимают никаких мер, чтобы воспрепятствовать его продолжению.

    Верховная власть проявляет безразличие относительно соблюдения жизненно-важных интересов граждан и их прав, предусмотренных Конвенцией, конклюдентным образом реализуя принципы выборочной («избирательной») законности, отказываясь или уклоняясь от установленной законом общеобязательной единой процедуры уголовно-процессуального реагирования на официально представленные сообщения о преступлениях.

    Национальные власти в течение длительного времени остаются пассивными перед лицом серьезных обвинений в должностных преступлениях и коррупции: заявления о преступлениях власть имущих (следователей, судей, прокуроров) не принимаются, не регистрируются, не проверяются, не разрешаются в порядке, установленном законом, путем вынесения постановлений о возбуждении уголовных дел или постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, постановления не сообщаются заявителю, что означает нелегитимное ограничение права заявителя на доступ к правосудию.

    Следователь не принял, не зарегистрировал, не проверил и процессуально не разрешил заявление о преступлении от 11 июня 2010 года, представленное в полномочный государственный орган в порядке статьи 141 УПК РФ, не вынес постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, не сообщил это постановление заявителям, лишив его установленной законом возможности обжаловать во всех предусмотренных национальным законодательством судебных инстанциях решение (постановление), принимаемое по результатам рассмотрения доводов о совершении кем-либо любого уголовно-наказуемого деяния.

    Таким образом, умышленно не соблюдена национальная процедура принятия, регистрации, проверки и разрешения официально представленного заявления о преступлении.

    Следователь Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по НСО завуалировал лишение заявителей права на доступ к правосудию юридически ничтожным письмом и воспрепятствовал оспариванию в суде процессуального решения (постановления), предусмотренного законом, путем его невынесения и несообщения заявителю.

    Суды первой и второй инстанции, имеющие своим назначением в уголовном судопроизводстве защиту прав и законных интересов граждан от незаконного и необоснованного ограничения или лишения прав и свобод, гарантированных международными договорами, ратифицированными Россией, путем вынесения заведомо неправосудных судебных актов от 20 июля 2010 года и 1 сентября 2010 года, то есть посредством злоупотребления судебной властью, лишили заявителей гражданских прав, предусмотренных частью 1 статьи 6 и статьями 13, 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.




    17. Autres décisions (énumérées dans l'ordre chronologique en indiquant, pour chaque décision, sa date, sa nature et l'organe —judiciaire ou autre — l'ayant rendue)
    Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)
    Другие решения (список в хронологическом порядке, даты этих решений, орган — судебный или иной — его принявший)

    1 . Постановление Центрального суда г Новосибирска от 20 июля 2010
    2 Письмо Следственного комитета РФ по НСО от 28.06.2010


    18. Disposez-vous d'un recours que vous n'avez pas exercé? Si oui, lequel et pour quel motif n'a-t-il pas été exercé?
    /s there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? If so, explain why you have not used it.
    Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

    Заявителями исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой зашиты, то есть использованы все возможности для восстановления своих прав и законных интересов.


    Внутренними средствами правовой защиты, исчерпания которых требует статья 35 Конвенции, являются лишь те, которые касаются предполагаемых нарушений и в то же время являются доступными и достаточными. Такие средства защиты должны иметь достаточную степень надежности не только в теории, но и на практике, в противном случае они утратят такие необходимые свойства, как доступность и эффективность (см., inter alia, Постановление Европейского суда по делу «Вернийо против Франции» (Vernillo v. France) от 20 февраля 1991 г., Series A N 198, pp. 11 — 12, _ 27; Постановление Европейского суда по делу «Далиа против Франции» (Dalia v. France) от 19 февраля 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-I, pp. 87 — 88, _ 38; и Решение Большой палаты Европейского суда по делу «Мифсуд против Франции» (Mifsud v. France), жалоба N 57220/00, ECHR 2002-VIII).


    Судебная власть в Российской Федерации не основана на российских законах, выполняет заказ высшей администрации России, пренебрегая российскими законами, толкуя их в нужном для исполнительной власти контексте.

    В соответствии со ст.125 Конституции РФ жалоба не подведомственна Конституционному Суду Российской Федерации

    На основании изложенного, полагаем настоящую жалобу подведомственной Европейскому Суду по правам человека.









    Si nécessaire, continuer sur une feuille séparée
    Continue on a separate sheet if necessary
    Если необходимо, продолжите на отдельном листе

    -6-
    V. EXPOSÉ DE L'OBJET DE LA REQUÊTE
    STATEMENT OF THE OBJECT OF THE APPLICATION ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ

    (Voir chapitre V de la note explicative)
    (See Part V of the Explanatory Note)
    (См. Раздел V Инструкции)
    19.
    Официальные власти России любой ценой, в том числе путем совершения новых деяний, содержащих процессуально значимые признаки преступлений, пытаются обеспечить вуалирование фактов систематических и массовых укрывательств преступлений, поэтому преднамеренно допускают их сокрытие путем совершения следователями уголовно-наказуемых должностных злоупотреблений, а судьями – посредством вынесения заведомо неправосудных судебных актов, запрещенных Уголовным Кодексом Российской Федерации.

    Мы намерены добиваться восстановления справедливости, в связи с чем ожидаем от Европейского Суда подтверждения его приверженности принципу верховенства права и противодействия коррупции.


    Мы добиваемся :
    1. проведения беспристрастного расследования злоупотреблений должностных лиц,
    2. получения компенсации за причиненный моральный и материальный ущерб,
    3. признания Европейским Судом нарушений норм Конвенции статьи 6 (1),
    13,17
    4 вынесения в отношении Российской Федерации обязательных предписаний об устранении препятствий для граждан в доступе к правосудию

    В отношении Статьи 41 Конвенции мы просим компенсацию
    по следующим пунктам:
    (i) Возмещение материального ущерба
    (ii) Возмещение морального ущерба
    (iii) Расходы, связанные с подачей данной жалобы
    Мы предоставим подробные требования по этим пунктам позднее.










    VI. AUTRES INSTANCES INTERNATIONALES TRAITANT OU AYANT TRAITÉ
    L'AFFAIRE
    STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNA TIONAL PROCEEDINGS
    ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМА ТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМА ТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

    (Voir chapitre VI de la note explicative)
    (See Part VI of the Explanatory Note)
    (См. Раздел VI Инструкции)
    20. Avez-vous soumis à une autre instance internationale d'enquête ou de règlement les griefs énoncés dans la présente requête? Si oui, fournir des indications détaillées à ce sujet.
    Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? If so, give full details.
    Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

    Жалоба, имеющая этот же предмет, в другие международные инстанции не направлялась.




































    -7-

    VII. PIÈCES ANNEXÉES
    (PAS D'ORIGINAUX,
    UNIQUEMENT DES COPIES;
    PRIÈRE DE N'UTILISER NI AGRAFE, NI ADHÉSIF,
    NI LIEN D'AUCUNE SORTE)

    LIST OF DOCUMENTS
    (NO ORIGINAL DOCUMENTS, ONLY PHOTOCOPIE;
    DO NOT STAPLE, TAPE OR BIND DOCUMENTS)

    СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ
    (HE ПРИЛАГАЙТЕ
    ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ,
    А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ;
    НЕ СКРЕПЛЯЙТЕ, НЕ СКЛЕИВАЙТЕ И
    НЕ СШИВАЙТЕ ДОКУМЕНТЫ)


    (Voir chapitre VII de la note explicative. Joindre copie de toutes les décisions mentionnées sous ch. IV et VI ci-dessus. Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et. en cas d'impossibilité, expliquer pourquoi celles-ci ne peuvent pas être obtenues. Ces documents ne vous seront pas retournés.)
    (See Part VII of the Explanatory Note. Include copies of all decisions referred to in Parts IV' and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)
    (См. Раздел VII Инструкции. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IV и VI. Если у Вас нет кошт. Вам следует ихполучить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)

    21 Приложения :
    1. Заявление о преступлении от 11.06.2010
    2 Письмо Никитиной Л А от 28.06.2010
    3 Жалоба в порядке ст 125 УПК от 14.07.2010
    4 Постановление Центрального суда г Новосибирска от 20.07.2010
    5 Кассационная жалоба от 26.07.2010
    6 Дополнение к кассационной жалобе от 31.08.2010
    7 Кассационное определение Судебной коллегии областного суда г Новосибрска от 1.09.2010
    8 Доверенность Леконта В Л
    9 Доверенность Водневой А В
















    -8-
    VIII. DÉCLARATION ET SIGNATURE DECLARATION AND SIGNATURE ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ
    (Voir chapitre VIII de la note explicative)
    (See Part VIII of the Explanatory Note)
    (См. Раздел VIII Инструкции)
    Je déclare en toute conscience et loyauté que les renseignements qui figurent sur la présente formule de requête sont exacts.
    I hereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application
    form is correct.
    Настоящим, исходя из наших знаний и убеждений, заявляем, что все сведения, которые мы указали в формуляре, являются верными.
    Lieu / Place / Место 6, pl du Clauzel. apt 3, 43000 Le Puy en Velay FRANCE
    Date / Date / Дата 28 cентября 2010
  • В Следственный Комитет РФ по НСО Телегину И И

    Иванова Ирина Александровна,прож
    6, pl du Clauzel 43000 Le Puy en Velay France


    Леконт Владимир Львович,
    зарегистрированный по адр: Новосибирск,
    ул.Зорге,д.219, кв.143 , тел 215-52-82

    Воднева Анастасия Вячеславовна, зарегистрированная по адр: 660 127
    Красноярск, ул. Космонавтов, 17а-40

    Ответ просим направить по адресу : 630106 , Новосибирск, ул Зорге, 219—143



    З А Я В Л Е Н И Е О П Р Е С Т У П Л Е Н И И
    (в порядке статьи 141 УПК РФ)



    11 июня 2010 года нами направлено в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации по НСО , то есть в орган, правомочный осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, заявление от 11 июня 2010 года о совершении начальником УСТМ ГУВД НСО Гончаровым Ю М преступления, предусмотренного статьями 286, 292, 300 УК РФ.

    Заместитель руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младший советник юстиции Никитина Л А, являясь юридически компетентным и профессионально осведомленным должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, умышленно нарушая конституционное положение о допустимости доказательств, осознавая факт нарушения конституционного и уголовно-процессуального права заявителей на доступ к правосудию, не приняв, не зарегистрировав и не проверив в установленном уголовно-процессуальным законом порядке заявление о преступлении от 11 июня 2010 года, письмом от 28 июня 2010 года сообщила, что заявление о преступлении от 11 июня 2010 года рассмотрено как « обращение о несогласии с решением начальника УСТМ УВД НСО Гончарова Ю М » и в регистрации, проверке и вынесении решения согласно ст 144,145 УПК нам отказано.

    Таким образом, заместитель руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младший советник юстиции Никитина Л А вопреки конституционному положению о допустимости доказательств, умышленно создавая заявителям препятствие в реализации гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством России права на доступ к правосудию, заведомо неправомерно лишая заявителей возможности получить и оспорить в суде законность и обоснованность постановления, предусмотренного частью 1 статьи 145 УПК РФ, отказала в принятии заявления о преступлении от 11 июня 2010 года.

    14 июля 2010 мы обжаловали бездействие и незаконные действия заместителя руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшего советника юстиции Никитиной Л А в Центральный суд г Новосибирска.
    20 июля 2010 судья Центрального суда г Новосибирска Веселых А Ю, юридически компетентное и профессионально осведомленное должностное лицо органа правосудия, по результатам судебного рассмотрения нашей жалобы, осознавая общественно-опасный характер своего деяния и обладая предвидением наступления общественно-опасных последствий, из личной заинтересованности, желая путем злоупотребления служебными полномочиями (судебной властью) оказать неправосудное содействие заместителю руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшему советнику юстиции Никитиной Л А в сокрытии от регистрации, процессуальной проверки и принятия процессуального решения (постановления) по результатам рассмотрения заявления о преступлении от 11 июня 2010 года, а также начальнику УСТМ ГУВД НСО Гончарову Ю М в сообщении ложных сведений с целью препятствования раскрытию преступления, с прямым умыслом, вынесла заведомо неправосудный судебный акт , тем самым существенно нарушила конституционные и уголовно-процессуальные права и интересы заявителей, а также охраняемые уголовным законом интересы общества и государства, умалила авторитет судебной власти и дискредитировала правосудие, то есть совершила преступление, предусмотренное статьей 286 , 305 УК РФ.

    Заявление от 11 июня 2010 года содержит совокупность процессуально значимых признаков объективных и субъективных элементов состава преступления, предусмотренного статьями 286, 292, 300 УК РФ, позволяющую квалифицировать конкретное деяние названного должностного лица в качестве преступления и обязывающую судью следовать требованиям уголовно-процессуального кодекса РФ, т е признать незаконным бездействие следователя по отказу в процессуальной проверке утверждений заявителей о совершенном преступлении, посредством вынесения соответствующего постановления, мотивированно подтвердить или опровергнуть заявленные доводы о совершении уголовно-наказуемого деяния, запрещенного законодателем в Уголовном кодексе Российской Федерации.

    Поскольку в заявлении от 11 июня 2010 года указаны процессуально-значимые признаки конкретного состава преступления и обстоятельства, подтверждающие совершение деяния, запрещенного уголовным законом, заместитель руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младший советник юстиции Никитина Л А обязана была соблюсти предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством процедуру принятия, регистрации, проверки и рассмотрения сообщений о преступлениях с тем, чтобы обеспечить процессуальную возможность реализации заявителями конституционного и уголовно-процессуального права на оспаривание законности и обоснованности постановления о возбуждении уголовного дела (статья 146 УПК РФ) или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (статья 148 УПК РФ), подлежащего принятию следователем по результатам рассмотрения заявления о преступлении.

    В соответствии с частью 2 статьи 21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь принимает предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления.

    Согласно части 1 статьи 144 УПК РФ (в редакции федерального закона «О внесении изменений в УПК РФ и федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ) следователь обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном преступлении и в установленный законом срок (3—10 суток) принять по нему одно из процессуальных решений, предусмотренных статьей 145 УПК РФ, в форме постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Вопреки требованиям уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации об обязательности осуществления приема заявлений о преступлениях, до настоящего времени (более 3 месяцев с момента поступления) заявление о преступлении от 11 июня 2010 года, содержащее данные о предусмотренных законодателем признаках уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного статьями 286,292,300 УК РФ, то есть в рамках уголовно-процессуальных правоотношений, не принято в установленном законом порядке, не зарегистрировано в качестве заявления о преступлении, не проверено в порядке статьи 144 УПК РФ и процессуально не разрешено в порядке статьи 145 УПК РФ, процессуальное решение (постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела) не сообщено заявителям, что лишило нас возможности оспорить в суде законность и обоснованность предусмотренного уголовно-процессуальным законом решения должностного лица, подлежащего принятию по результатам рассмотрения этого заявления о преступлении.

    Конституция (часть 2 статьи 50) и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации (часть 1 статьи 75 УПК РФ) не допускают подмену процессуальных решений заключениями или письмами, поэтому федеральный закон специально предусматривает в качестве легитимных средств разрешения заявлений о преступлениях постановления, регламентированные частью 1 статьи 145 и статьями 146 и 148 УПК РФ.

    Федеральный законодатель установил конкретные признаки составов преступлений, указав их в соответствующих статьях Уголовного кодекса Российской Федерации, квалифицировав данные о признаках преступления в качестве системообразующего фактора, определяющего направление, содержание и порядок уголовно-процессуальной деятельности должностного лица, получившего сообщение о преступлении (часть 2 статьи 21, часть 2 статьи 140, статья 143 УПК РФ).

    В случае, если уголовно-процессуально значимые признаки состава преступления, установленного законодателем, названы заявителем в официальном обращении применительно к конкретному деянию, с момента поступления этого заявления в компетентный орган возникают уголовно-процессуальные правоотношения, регулируемые в рамках уголовно-процессуальных процедур, предусмотренных УПК РФ, и обеспечивающие в уголовном процессе допустимость доказательств.

    Непроцессуальное решение заместителя руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшего советника юстиции Никитиной Л А от 28 июня 2010 является юридически ничтожным , как вынесенное с нарушением закона.
    Заместитель руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младший советник юстиции Никитина Л А не наделена полномочиями аннулировать или игнорировать признаки преступления.

    Согласно части 2 статьи 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и иных участников уголовного судопроизводства.

    Основанный на уголовно-процессуальных нормах и являющийся обязательным для органов следствия уголовно-процессуальный порядок рассмотрения следователями заявлений о преступлениях, поданных в порядке статьи 141 УПК РФ, подлежит обязательному применению и в отношении заявления от 11 июня 2010 года.

    Действующим уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации не допускается оставление без разрешения заявлений о преступлениях, поданных в рамках уголовно-процессуальных правоотношений.

    Поскольку конституционное требование об обязательности использования допустимых доказательств распространяется на досудебную стадию уголовного судопроизводства и в соответствии со статьей 75 УПК РФ письмо Никитиной Л А от 28 июня 2010 года не является процессуальным решением, не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, не имеет юридической силы, недопустимо и не может быть использовано в уголовном процессе.

    Юридически ничтожное в уголовном процессе письмо Никитиной Л А от 28 июня 2010 года — маскирует укрывательство преступления, существенно затрагивают интересы заявителей, причиняет ущерб нашим конституционным правам и затрудняет доступ к правосудию, так как отсутствие процессуально оформленного решения (постановления) не позволяет заявителям оспорить подлежащее принятию постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в национальных судебных инстанциях.

    В соответствии с частью 1 статьи 3, главой 4 УК РФ и частью 2 статьи 1 УПК РФ преступность или непреступность деяния определяется только Уголовным кодексом РФ и только в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, но никак не ведомственными инструкциями, заключениями прокуроров или письмами следователей, на что незаконно ссылается судья Центрального суда г Новосибирска Веселых А Ю в постановлении от 20 июля 2010.

    Как следует из части 1 статьи 75 УК РФ и части 1 статьи 145 УПК РФ вынесение законного и обоснованного постановления о возбуждении уголовного дела либо постановления об отказе в возбуждении уголовного дела является единственным допустимым (легитимным) средством для подтверждения либо опровержения доводов заявителя о преступном характере конкретного деяния.

    Таким образом, законодатель установил лишь два варианта уголовно-процессуального реагирования следователя на доводы заявителя о преступном характере конкретно названного деяния: в первом случае следователь обязан вынести постановление о возбуждении уголовного дела (статья 146 УПК РФ), во втором случае – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (статья 148 УПК РФ).

    При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, то есть при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления (часть 2 статьи 140 УПК РФ), следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (часть 1 статьи 148 УПК РФ), которое в уголовном судопроизводстве является допустимым доказательством как полученное с соблюдением требований УПК РФ (часть 1 статьи 75 УПК РФ).

    Таким образом, процессуальное решение (постановление) подлежит вынесению как в случае наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления (постановление о возбуждении уголовного дела), так и в случае отсутствия таких данных (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела).

    В соответствии с пунктом 14 Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, утвержденного Приказом о едином учете преступлений от 29 декабря 2005 года N 39/1070/1021/253/780/353/399, отказ в принятии сообщения о преступлении должностным лицом, правомочным или уполномоченным на эти действия, а также невыдача им уведомления заявителю о приеме сообщения, недопустимы.

    Согласно пункту 4 статьи 5 указанного Положения укрытым от регистрации является сообщение о преступлении, сведения о котором не внесены в регистрационные документы, а сообщению не присвоен соответствующий регистрационный номер.

    Следовательно, заявление о преступлении от 11 июня 2010 года укрыто заместителем руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшим советником юстиции Никитиной Л А от установленной законом единой процедуры принятия, регистрации, проверки и процессуального разрешения заявлений о преступлениях.

    Мотивированное решение следователя о непреступном характере конкретного деяния, относительно которого заявителями названы установленные федеральным законодателем признаки состава преступления, должно быть выражено в форме постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с тем, чтобы заявитель имел процессуальную возможность в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ реализовать свое право на оспаривание законности и обоснованности процессуального решения должностного лица, принятого по результатам рассмотрения официально представленного заявления о преступлении.

    Именно поэтому непринятие следователем предусмотренного законом постановления, которое должно содержать основанные на материалах проверки мотивированные выводы о подтверждении или опровержении доводов заявителя о преступном характере конкретного деяния, противоправно освобождает должностных лиц полномочного государственного органа от установленной уголовно-процессуальным законом обязанности принять, зарегистрировать официальное заявление о совершенном преступлении, проверить доводы заявителей и одновременно препятствует заявителям реализовать конституционное (часть 2 статьи 46 Конституции РФ) и уголовно-процессуальное право (часть 1 статьи 125 УПК РФ) на обжалование постановления, подлежащего принятию по результатам рассмотрения заявления о преступлении от 11 июня 2010 года.

    Требование закона (часть 2 статьи 1, часть 1 статьи 144 и часть 1 статьи 145 УПК РФ) об обязательности соблюдения предусмотренной уголовно-процессуальным законодательством процедуры мотивированного подтверждения или опровержении доводов заявителей о преступном характере конкретного деяния, содержащего процессуально значимые признаки заявленного преступления, гарантирует заявителям процессуальную возможность реализовать свое гражданское право на обжалование содержащихся в постановлении результатов проверки этих доводов.

    Соответственно, физическое отсутствие постановления препятствует заявителям вопреки законодательству Российской Федерации обжаловать как процессуальное решение в целом, так и выводы следователя о результатах проверки конкретных доводов заявителей о преступном характере названного ими деяния.

    Преднамеренное нарушение заместителем руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшим советником юстиции Никитиной Л А конституционного и уголовно-процессуального права заявителей на доступ к правосудию, что выразилось в заведомо незаконном и необоснованном отказе в приеме заявления о преступлении от 11 июня 2010 года, и тем самым лишение заявителей процессуальной возможности оспорить в суде законность и обоснованность процессуальных действий и подлежащее принятию решение (постановление) должностного лица, причинило заявителям существенный вред, поскольку в соответствии с Конституцией РФ права и свободы человека являются высшей ценностью (статья 2), они являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием (статья 18).

    На основании изложенного, руководствуясь требованиями статей 140, 141, 144, 145 УПК РФ официально заявляем, судья Центрального суда г Новосибирска Веселых А Ю , лицо, занимающее государственную должность Российской Федерации, злоупотребляя должностными полномочиями и действуя вопреки интересам правосудия, из личной заинтересованности, выразившейся в намерении скрыть от регистрации и процессуальной проверки заявление о совершении начальником УСТМ ГУВД НСО Гончаровым Ю М должностного преступления, предусмотренного статьями 286, 292 ,300 УК РФ, и в намерении скрыть незаконные действия заместителя руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшего советника юстиции Никитиной Л А , виновной в укрывательстве преступления Гончарова Ю М, совершенного для обеспечения непривлечения его к уголовной ответственности, использовала свои служебные полномочия, которыми наделена в силу занимаемой должности, и вопреки императивным требованиям закона совершила уголовное преступление по ст 305 УК РФ : вынесла заведомо-неправосудное решение, что доказано в кассационной жалобе на постановление судьи Веселых А Ю от 20 июля 2010 года (приложение 3)


    Судебная коллегия областного суда г Новосибирска в составе судей председательствующей Гилмтдиновой О М, судьи Юдинцева А В и судьи Минеевой Н Ф, то есть юридически компетентные и профессионально осведомленные должностные лица коллегиального органа правосудия, 1 сентября 2010 года по результатам судебного рассмотрения кассационной жалобы на постановление судьи Центрального районного суда г.Новосибирска Веселых А Ю от 20 июля 2010 года, осознавая общественно-опасный характер своего деяния и обладая предвидением наступления общественно-опасных последствий, из личной заинтересованности, желая путем злоупотребления служебными полномочиями (судебной властью) оказать неправосудное содействие заместителю руководителя отдела процессуального контроля СК при прокуратуре РФ по НСО младшему советнику юстиции Никитиной Л А в сокрытии от регистрации, процессуальной проверки и принятия процессуального решения (постановления) по результатам рассмотрения заявления о преступлении от 11 июня 2010 года, а также начальнику УСТМ ГУВД НСО Гончарову Ю М , имея целью обеспечить юридическую безответственность соучастника – судьи Центрального районного суда г.Новосибирска Веселых А. Ю. за вынесение заведомо незаконного и необоснованного постановления от 20 июля 2010 года, с прямым умыслом, вынесли заведомо неправосудный судебный акт – кассационное определение от 1 сентября 2010 года, тем самым существенно нарушили конституционные и уголовно-процессуальные права и интересы заявителей, а также охраняемые уголовным законом интересы общества и государства, умалили авторитет судебной власти и дискредитировали правосудие, то есть совершили преступление, предусмотренное статьей 305, часть 1 УК РФ.

    Судьи Гилмтдинова О М, Юдинцев А В и Минеева Н Ф, то есть юридически компетентные и профессионально осведомленные должностные лица органа правосудия, вопреки фактическому и правовому содержанию рассматриваемых материалов дела, умышленно проигнорировали в уголовном процессе требования уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации , изложенные в статьях 7, 125, 144,145 УПК и в условиях очевидного нарушения наших конституционных прав и уголовного закона ст 286,292, 300, 305 УК, наличия в кассационной жалобе и материалах дела данных, указывающих на вынесение заведомо-неправосудного судебного акта судьёй Веселых А Ю , постановили о « законности и обоснованности » её судебного постановления, т е вынесли заведомо неправосудный судебный акт, противоречащий фактическим обстоятельствам дела, процессуальным нормам, что делает его ничтожным с момента вынесения.
    Заведомая неправосудность судебного акта обусловлена преднамеренным противоправным стремлением судей, злоупотребивших служебными полномочиями (судебной властью), способствовать укрывательству судьёй Веселых А Ю незаконных действий и бездействия должностных лиц УВД НСО и СК при прокуратуре РФ по НСО.

    Используемые судьями коррупционные средства (круговая порука, безнаказанность и безответственность) препятствуют нормальному осуществлению уголовно-процессуальной деятельности и эффективному, своевременному, справедливому правосудию, то есть направлены на достижение незаконной цели.

    Умышленность преступных действий перечисленных судей следует из следующих фактов :
    - Презумпции знания законов судьями
    - Презумпции знания требований к судьям
    - Презумпции знания ответственности за вынесение заведомо-незаконых судебных актов
    - Презумпции знания опасных последствий для общества от вынесения заведомо-незаконных судебых актов
    - Цитирования в жалобе и в кассационной жалобе ВСЕХ НОРМ и ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ, которые были прогнорированы судьями при вынесении их решений
    - Игнорирование кассационной коллегией ВСЕХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ кассационной жалобы БЕЗ ДОВОДОВ и ОБОСНОВАНИЙ
    - Внесение ложной информации в судебный акт для сокрытия преступления судьи Веселых А Ю

    Результатом незаконных судебных актов явилилось :
    - Непривлечение к ответственности начальника УСТМ ГУВД НСО за должностное преступление
    - Непризнание нас потерпевшими от его злоупотребления
    - Нераскрытие преступления, совершённого в отношении нас с указанного IP адреса
    - Непризнание нас потерпевшими от преступления по ст 159 и 171 УК
    - Непривлечение судьи Веселых А Ю к ответственности за нарушение нашего права на доступ к правосудию
    - Блокирование доступа к правосудию кассационной коллегией


    Прокурор отдела по надзору за следствием и дознанием прокуратуры НСО Золотарёв С С , являясь юридически компетентным и профессионально осведомленным должностным лицом, нарушая наше уголовно-процессуальное право на доступ к правосудию , на судебном заседании в Центральном суде г Новосибирска 20 июля 2010 , изучив жалобу, обстоятельства дела, свидетельствующие о злостном нарушении уголовного кодекса сотрудником ГУВД НСО и уголовно-процесуального кодекса сотрудником СК при прокуратуре РФ по НСО, о должностных злоупотреблениях, ВОЗРАЖАЛ против удовлетворения жалобы, участвовал в групповом преступлении : злоупотреблении должностными полномочиями , в сокрытии преступлений указанных должностных лиц, способствовал судье Веселых А Ю в совершении преступлений по ст 286,305 УК. Данный факт задокументирован в протоколе судебного заседания и судебном постановлении судьи Веселых А Ю
    Полномочия прокурора состоят в защите и восстановлении прав граждан, надзором за соблюдением законности , что регламентировано Законом о прокуратуре и ст 37 УПК РФ. Наши права существенно нарушены групповым преступлением прокурора Золотарёва С С и судьи Веселых А Ю
    Золотарёв С С совершил преступления по ст 286,300 УК.



    Прокурор Вильгельм А А , являясь юридически компетентным и профессионально осведомленным должностным лицом, нарушая наше уголовно-процессуальное право на доступ к правосудию , на судебном заседании в областном суде г Новосибирска 1 сентября 2010 , изучив кассационную жалобу, обстоятельства дела, свидетельствующие о злостном нарушении уголовного кодекса сотрудником УВД НСО и уголовно-процессуального кодекса сотрудником СК при прокуратуре РФ по НСО, о должностных злоупотреблениях, а также злоупотреблении судьи Веселых А Ю, вынесшей заведомо-неправосудный судебный акт, ВОЗРАЖАЛ против удовлетворения жалобы, участвовал в групповом преступлении : злоупотреблении должностными полномочиями , в сокрытии преступлений указанных должностных лиц, способствовал судьям Гилмтдиновой О М, Юдинцеву А В и Минеевой Н Ф в совершении преступлений по ст 286,305 УК. Данный факт задокументирован в протоколе судебного заседания и кассационном определении N 22—4200/2010 от 1 сентября 2010.
    Полномочия прокурора состоят в защите и восстановлении прав граждан, надзором за соблюдением законности , что регламентировано Законом о прокуратуре и ст 37 УПК РФ. Наши права существенно нарушены групповым преступлением прокурора Вильгельма А А и судей Гилмтдиновой О М, Юдинцевым А В и Минеевой Н Ф
    Прокурор Вильгельм А А совершил преступления по ст 286,300 УК.




    Судебный акт от 1 сентября 2010 года окончательно юридически легализовал способ укрывательства преступлений путем согласованного аннулирования следователями и судами первой и второй инстанций уголовно-процессуальных норм федерального закона, содержащих требования статей 7, 140,144,145 УПК РФ.
    Принятие судьями Веселых А Ю, Гилмтдиновой О М, Юдинцевым А В и Минеевой Н Ф, заведомо неправосудных судебных актов от 20 июля 2010 и 1 сентября 2010 года является безусловным нарушением требований, установленных законом и иными нормативными правовыми актами, нарушением части 1 статьи 6 и статьи 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, соответствует уголовным деяниям.
    Указанные судьи не только грубо (посредством совершения преступлений против правосудия) нарушили наше право на эффективное обращение в суд и справедливое судебное разбирательство, гарантированное частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и своими неправосудными решениями подтвердили существование в государстве судебной практики, основанной на коррупции.
    Используемые судьями коррупционные средства (круговая порука, безнаказанность и безответственность) препятствуют нормальному осуществлению уголовно-процессуальной деятельности и эффективному, своевременному, справедливому правосудию, то есть направлены на достижение незаконной цели.

    Просим зарегистрировать наше заявление о преступлении указанных лиц, провести проверку избыточных признаков преступления и принять законное решение в порядке ст 7,140, 144,145 УПК с учётом Определения КС N 477-О от 20.12.2005:

    1 . возбудить уголовное дело в отношении судьи Центрального суда г Новосибирска Веселых А Ю по ст 286, 305 УК РФ
    2. возбудить уголовное дело в отношении прокурора отдела по надзору за следствием и дознанием прокуратуры НСО Золотарёва С С по ст 286, 300 УК
    3 возбудить уголовное дело в отношении судей областного суда г Новосибирска Гилмтдиновой О М, Юдинцева А В и Минеевой Н Ф по ст 286,292,305 УК РФ
    4. возбудить уголовное дело в отношении прокурора Вильгельма А А по ст 286,300 УК

    Ответственность за ложный донос согласно ст 306 УК сознаём.

    Приложение :
    1 Копия жалоба в Центральный суд от 14 июля 2010
    2 Копия Постановления судьи Веселых А Ю от 20 июля 2010
    3 Копия Кассационной жалобы от 26 июля 2010
    4 Копия дополнения к кассационной жалобе
    5 Копия Кассационного определения от 1 сентября 2010

  • 27 сентября 2010 | 16:14 4 Кассационная жалоба 

      
      В Судебную коллегию областного суда
     г   Новосибирска

    ЗАЯВИТЕЛИ :

    Леконт Владимир Львович, прож.                                                                        г. Новосибирск, ул. Зорге 219, кв. 143 т.215-52-82 
                                                        
                                     
    Иванова Ирина Александровна,  прожив .  
    6,
    pl du CLAUZEL  43 000  Le Puy en Velay   France
                                                                                       

    Воднева Анастасия Вячеславовна, прожив     
    г  Красноярск, ул. Космонавтов, 17а-40
     
                                                                          
    ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО :
    1.  Руководитель СК при прокуратуре по НСО  Телегин  И И       
    Заместитель руководителя отдела процессуального контроля младший советник юстиции    Никитина Л А                                           
    Новосибирск, ул Трудовая, 9
                                                                  

                                                    КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА                                                                      на постановление судьи Центрального суда г Новосибирска Веселых А Ю по делу N 3/10—322/2010 от 20.07.2010
       

    СК при прокуратуре по НСО под руководством Телегина И И систематически нарушает  уголовно-процессуальный  кодекс РФ при подаче заявлений о преступлениях должностных лиц правоохранительных органов

    Эта деятельность руководителя СК при прокуратуре по НСО Телегина И И нарушает ст 19 Конституции РФ, ст 140—148 УПК ,  Инструкцию  о порядке рассмотрения обращений  и приёма граждан  в системе Следственного комитета при прокуратуре РФ,  Инструкцию о порядке рассмотрения сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре  РФ.

    Для нарушения указанных   законных норм  Следственный Комитет  под руководством Телегина И И пользуется  п 33 Инструкции о едином порядке приёма, регистрации и проверки  сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре  РФ,  искажая её смысл,  способствуя развитию преступности в правоохранительной среде, коррупции  и нанося  тем самым ущерб авторитету  Председателя СК при прокуратуре РФ  и нашим правам, лишая нас  гарантии государства на защиту от преступлений.

    Для обжалования   массовых незаконных  решений и действий  сотрудников СК при прокуратуре по НСО и конкретно  заместителя руководителя отдела процессуального контроля младшего советника  юстиции    Никитиной Л А  , совершившей аналогичное системное незаконное действие по блокированию заявления о преступлении должностного лица,   мы обратились в Центральный суд. 

    Судья Веселых А Ю по «
     непонятным причинам », если  подразумевать Закон о судебной системе РФ и Закон о статсе судьи РФ, признала все перечисленные нарушения законов РФ   НОРМОЙ для Российской Федерации.

    Для вынесения ЗАВЕДОМО-НЕЗАКОННОГО решения  судья  воспользовалась следующими инструментами заведомости :

    1)   процитировала норму закона ст 125 УПК для придания видимости следованию данной нормы

     

    Однако, оставила права заявителей невосстановленными и блокировала доступ к правосудию : должностное лицо совершило преступление, сообщив  УМЫШЛЕННО ложные сведения ,  создав помехи в своевременном расследовании преступления, что привело к его нерасследованию, непривлечению виновного к ответственности и , как следствие, причинение нам материального  вреда.

    Никитина Л А  под руководством Телегина  И И это находит в рамках полномочий начальника отдела УСТМ и « не замечает»  НИКАКИХ ПРИЗНАКОВ должностного преступления. 

     Её  «
      слепота »  ей позволяет  систематически не реагировать на заявления о должностных преступлениях.  « Слепота »  Телегина И И позволяет Никитиной Л А  быть « слепой » на систематической основе, потому что « слепая » судья Веселых А Ю не увидит признаков должностных преступлений ни в чьих действиях.
    Правда, судья Веселых А Ю « ослепла »  не так давно :
     1
     .10.2009 она вынесла ровно противоположное решение по нашей  аналогичной жалобе, в котором признала незаконность аналогичных действий (правда,  зам  прокурора  города) . В данном случае, судья Веселых А Ю переступила  не только через своё собственное решение, но  и через аналогичное решение Верховного Суда РФ,  Кировского суда г Новосибирска, с которыми она ознакомилась в приложении к жалобе.

    Следовательно, нарушила принцип правовой определённости СОВЕРШЕННО СОЗНАТЕЛЬНО, а вместе с ним ст 6 ЕКПЧ, а вместе с ними свои ОБЯЗАННОСТИ согласно Конституции и Закону о статусе судьи РФ.

    2)   процитировала  неподходящий  к  случаю  пункт Приказа 

     

    3)   НЕ процитировала пункт этого же Приказа, указывающий на неприменимость данной Инструкции к рассмотрению заявлений, поданных в порядке уголовно-процессуального кодексаТ е судья Веселых А Ю рассматривает жалобу в порядке ст 125  УПК, а ссылается  (вместо заинтересованных лиц доказывает их невинность) на ФЗ N 59, применимый в гражданском судопроизводстве.

     

    4)    НЕ  процитировала  саму Инструкцию о порядке рассмотрения обращения  и приёма граждан  в системе Следственного комитета при прокуратуре РФ, доказывающую НЕЗАКОННОСТЬ  ссылки на Приказ  N 17  и НЕЗАКОННОСТЬ  действий Никитиной Л А и Телегина И И со всеми его подчинёнными

    2.1. Положения Инструкции распространяются на обращения (запросы), поступившие в письменной или устной форме с личного приема, посредством почтовой, телеграфной, факсимильной, фельдъегерской связи, а также с помощью информационных систем общего пользования, за исключением подлежащих рассмотрению в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.

    2,2 Действие Инструкции НЕ  распространяется на:а) заявления и сообщения о преступлениях, порядок приема, регистрации, проверки и разрешения которых определяется иным организационно-распорядительным документом Председателя Следственного комитета в соответствии требованиями, предусмотренными ст.144, 145 УПК РФ.


    5)   проигнорировала  в нашей жалобе ссылку на этот иной документ : на п 16,18             «  Инструкции о порядке рассмотрения сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре  РФ , который был ОЧЕВИДНО нарушен.

    6)   внесла ложную информацию об ответе на заявление о преступлении в « установленный »    ФЗ N 59  срок (17 cуток  для письма) вместо срока согласно ст 144 УПК  (3  суток при вынесении процессуального решения) .
    Но учитывая «
     слепоту » Никитиной Л А можно предположить,  почему  « отсутствие конкретных данных о признаках  преступления »  она  рассматривала 17 дней  и так и не рассмотрела.

     

    7)   внесла ложные сведения в судебный акт об ОТСУТСТВИИ  ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ в действиях Гончарова Ю М и ОТСУТСТВИИ КОНКРЕТНЫХ СВЕДЕНИЙ о совершённом преступлении



     

    Согласно ст 286 УК

    1. Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства

    2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления,
    -
    ОТКАЗ  от установления  владельца IP-адреса, с которого совершались преступные деяния  - отказ обеспечить доказательства преступления ,  сообщение ЛОЖНОЙ информации ВОПРЕКИ полномочиям начальника УСТМ и  ВОПРЕКИ  Закону о милиции   Никитина Л А, Телегин И И и судья Веселых А Ю признали ЗАКОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ  сотрудника милиции,  НЕ ВЫХОДЯЩЕЙ   за пределы его полномочий, признала законным  нарушение охраняемых законом интересов общества и государства (на случай плохого зрения при  определении признаков преступления  шрифт увеличен)

    Факт  существенного нарушения наших прав НИКЕМ из перечисленных должностных лиц в расчёт НЕ ПРИНИМАЕТСЯ, хотя статью  125 УПК в постановлении судья цитирует. Значит, помнит нормы законов  и нарушает  их умышленно.

    Согласно ст 292 УК  

    1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности

    2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства

    Внесение ложных данных в документ , свидетельствующих о стремлении помочь НЕ раскрыть преступление, нарушившее наши права и законные интересы, а также интересы общества. (на случай плохого зрения при  определении признаков преступления)  -  ОЧЕВИДНЫЕ  ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

     

    В нашем заявлении содержались :

    1  Ответ Гончарова Ю М  от 8.09.2009  о провайдере указанного IP адреса  в Германии и  технической невозможности  его установить (что ж за служба-то такая , которая не имеет возможности провайдера в Германии установить ???)

    2. Распечатка о провайдере  указанного IP –адреса  в Новосибирске , сайт, где эта информация находится в свободном доступе

    3. Запрос Грачёва от 4.05.2010 и отсутствие на него ответа Указанные документы свидетельствуют  не о признаках преступления, они ДОКАЗЫВАЮТ СО ВСЕЙ ОЧЕВИДНОСТЬЮ,  что начальник УСТМ  совершил должностное преступление :   сообщил ложную информацию, отказался  устанавливать личность  мошенника, совершил противозаконные действия на своей должности правоохранника, нарушил существенно и неоднократно наши права, создал препятствия для раскрытия преступления , действовал из личных или иных интересов, помогая мошеннику избежать уголовного наказания.

    При ЯВНЫХ признаках должностного преступления сотрудник СК при прокуратуре по НСО Никитина Л А, руководитель СК   Телегин И И и судья Веселых А Ю  дружно ЗАЖМУРИЛИСЬ… и ничего не увидели.

    Причём тенденция к  « ослаблению зрения »  в СК при прокуратуре очень показательна :  в марте и августе 2009  подобные заявления СК направлял в ГУВД НСО Глушкову С А  « для служебной проверки », в  июне 2010   -   просто укрывает должностные преступления,  даже не маскируя « проверками ».

    Учитывая данную тенденцию на ухудшение ситуации,  действия судьи Веселых А Ю   имеют отягчающий характер

    В соответствии с Законом РФ N 2446—1 «О безопасности»

    Ст. 2 Субъекты обеспечения безопасности Основным субъектом обеспечения безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей.

    Государство
    в соответствии с действующим законодательством обеспечивает безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации.
    Граждане, общественные и иные организации и объединения являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации,… Государство обеспечивает правовую и социальную защиту гражданам, общественным и иным организациям и объединениям, оказывающим содействие в обеспечении безопасности в соответствии с законом  Решение должностных лиц СК при прокуратуре по НСО и судьи Веселых А Ю по укрывательству преступления Гончарова Ю М   НАРУШАЮТ нашу безопасность , не обеспечивают  правовую защиту.

    8)  Для  освобождения Гончарова Ю М от ответственности за противозаконные действия ,  Никитина  Л А  и  судья Веселых А Ю  ПОДМЕНЯЮТ  реальные факты вымыслом :


     

    Согласно УПК должностное лицо должно принять процессуальное решение в соответствии со ст 7 УПК.  В данном случае , Гончаров Ю М принял РЕШЕНИЕ О СОВЕРШЕНИИ    ПРЕСТУПЛЕНИЯ :  
    фальсифицировать  ответ на запрос УВД,  не сообщать правдивой информации, блокировать раскрытие преступления. В таком случае, несогласие  с  РЕШЕНИЕМ  не является поводом   проводить проверку в порядке ст 144,145 УПК. ? 

    Ст 140 УПК судья Веселых А Ю цитировала и там нет ни слова «
     о согласии или несогласии » с решением    должностного лица.

    Поэтому ОЧЕВИДНО, что судья Веселых А Ю присоединилась к  сотрудникам СК при прокуратуре по НСО  с целью УКРЫВАТЕЛЬСТВА должностных преступлений : Никитина Л А укрыла от ответственности  за должностное преступление Гончарова Ю М

    Телегин И И укрыл от ответственности Никитину Л А и остальных сотрудников СК

    Веселых А Ю укрыла всех от ответственности за  должностные преступления и их сокрытие : Никитину Л А , Телегина И И  и его подчинённых, Гончарова Ю М.

    ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ КОРРУПЦИЯ. Вот этому доказательство :

     

     

    Действительно, Леконт подтверждал, что ПОДОБНОЕ укрывательство должностных преступлений совершается СК при прокуратуре по НСО под руководством Телегина И И на систематической основе :

    ВСЕ заявления о фальсификациях, подлогах, умышленном невыполнении УПК, сокрытии  документов о преступлении,  доказательств преступления, необеспечение доказательств и многие другие  должностные преступления сотрудников УВД и прокуратур с помощью СК при прокуратуре по НСО под руководством Телегина И И сокрыты подобными ответами Никитиной Л А.

    Применение ст 144,145 УПК в СК при прокуратуре по НСО БЛОКИРОВАНО  Следственным Комитетом  при прокуратуре под руководством Телегина И И  (ЯКОБЫ БОРЮЩЕГОСЯ С КОРРУПЦИЕЙ)   с помощью судьи Веселых А Ю.

     

    При таких обстоятельствах, конечно !


    На основании изложенного НЕ НАДО упоминать про ст 125 УПК ! Лучше вспомнить про ст 305 УК.

    Судебный процесс  судьи Веселых А Ю нарушил наши права, гарантированные ст 6,13,14,17 ЕКПЧ.
      Просим : 

    1. Признать  постановление судьи Веселых А Ю  ЗАВЕДОМО-НЕЗАКОННЫМ
    2. Отменить его и принять новое решение  согласно требованиям жалобы 

    Приложение : 
    1  Копия жалобы
    2. Постановление  от 20.07.2010
    3. Доверенность Ивановой И А
    4. Доверенность Водневой А В  
     Леконт В Л по доверенности                                                  26 июля 2010

  • Центральный суд  г Новосибирска
    ЗАЯВИТЕЛИ :
    Леконт Владимир Львович, прож.                                                                        г. Новосибирск, ул. Зорге 219, кв. 143     
    т.215-52-82
                                                                                          

    Иванова Ирина Александровна,  прожив .  
    6, pl du CLAUZEL  43 000  Le Puy en Velay  
    France
                                                                                       

    Воднева Анастасия Вячеславовна, прожив     
    г  Красноярск, ул. Космонавтов, 17а-40
      

                                                                        
     
    ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО :

    1.  Руководитель СК при прокуратуре по НСО  Телегин  И И   

    2.  Замесититель руководителя отдела процессуального
    контроля младший советник юстиции    Никитина Л А                                            Новосибирск, ул Трудовая, 9
                                                                 


                                                                        
             ЖАЛОБА
                                                                                             
    В порядке ст 125 УПК                                                                                 
     


     11 июня 2010 мы подали заявление о преступлении   в СК  при прокуратуре по НСО по признакам преступлений по ст 286, 292, 300 УК в отношении начальника  УСТМ  ГУВД НСО Гончарова Ю М. 

    К заявлению о преступлении приложили документы, доказывающие сообщение Гончаровым  Ю М ложной информации на запрос начальника УВД N 8 с целью создания помех в  установлении лица, совершившего хищения денег с наших счетов.

    В нарушение ст 140,144,145 УПК  и «  Инструкции о порядке расссмотрения сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре  РФ »  замесититель руководителя отдела процессуального  контроля СК при прокуратуре по НСО младший советник юстиции    Никитина Л А  откзала в  регистрации заявления о преступлении в нарушение указанной Инструкции  и  в   рассмотрении заявления о преступлении, обосновав это тем, что :

    -доводы обращения не мотивированы (нами  были приложены документы о запросах начальника УВД г Новосибирска, начальника УВДN 8, ответ Гончарова с ложной информацией, распечатка истинного адреса провайдера)

    Следовательно, имеет место внесение ложной информации в ответ Никитиной Л А –фальсификация  официального документа, нарушение  уголовно-процессульного кодекса, ст 15 Конституции РФ

    -отсутствуют достаточные данные о наличии признаков преступления в действиях Гончарова, поскольку НИЧЕМ НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ, что  Гончаров при  направлении ответа на запрос совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, ложность внесённых в ответ на запрос сведений (это подтверждается ответом Гончарова и распечаткой  данных провайдера, находящихся в интернете по  указанному адресу  http://news.nic.com/cgi-bin/whois,  полномочиями начальника УСТМ, Законом о государственной службе, Законом о милиции, Положением о службе в ОВД, ст 286,292  УК)


    Следовательно, имеет место сокрытие должностного преступления   Гончарова Ю М  замеситителем  руководителя отдела процессуального контроля  СК при прокуратуре по НСО младшим советником юстиции    Никитиной  Л А,  внесение ложных сведений и фальсификация официального документа, нарушение  указанной Инструкции, уголовно-процессуального кодекса, ст 15 Конституции РФ.

    -Гончаров не является субъектом преступления, предусмотренного ст 300 УК                       (  заявление было подано по ст 286, 292 УК)

    Следовательно, имеет место  отказ от регистрации преступлений  по ст 286,292 УК  и их сокрытие.Согласно указанной  Инструкции Никитина  Л А была обязана :

    11. Прием сообщений о преступлениях

    16.   Должностное лицо, принявшее  в соответствии со своими полномочиями сообщение о преступлении, обязано выдать заявителю под роспись в талоне-корешке талон-уведомление о принятии  этого  сообщения  и  указать в  нем  свои  данные, а также  дату и  время его  принятия.  

    18. Отказ в принятии сообщения о преступлении правомочным должностным лицом, а также невыдача им заявителю уведомления о приеме сообщения о преступлении недопустимы.

    Статья 17 ЕКПЧ  запрещает злоупотребление правами: «Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции».

    Считаем, что непривлечение к ответственности должностных лиц УВД   связано не с отсутствием признаков преступлений в их действиях, а с их должностным положением.

    Просим рассмотреть жалобу  в регламентированный ст 125 УПК срок « не позднее 5 суток »  во избежание нарушения гарантии государства на незамедлительное рассмотрение жалобы  судом.

    Просим учесть прецедентную  судебную практику  в соответствии с требованиями п 1 ст 6 ЕКПЧ  к  соблюдению судами принципа « правовой определённости »

    Просим :
    1  Признать незаконные действия Никитиной Л А  по нарушению ст 144,145 УПК и « Инструкции о порядке расссмотрения сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре  РФ »  , выразившимися в отказе в  регистрации и проведении  проверки по заявлению о преступлении  от 11.06.2010  в порядке уголовно-процессуального кодекса при явных признаках преступления в отношении Гончарова Ю М

    2.  Признать бездействие руководителя СК при прокуратуре  РФ по НСО Телегина И И, выразившееся в игнорировании наших жалоб на систематические  аналогичные действия  Никитиной Л А  и других сотрудников СК при прокуратуре по НСО,   что привело к очередному нарушению наших прав. 

    Приложение :
    1 . Ответ Никитиной Л А
    2  Заявление о преступлении от 11.06.2010
    3  Постановление ВС РФ     от 7.05.2009
    4  Постановление Центрального суда  от 1.10.2009
    5  Постановление  Кировского суда  от 12.02.2010
    6. Заявление Телегину И И от 14 мая 2010
    7. Ходатайство о юридической помощи
    8. Отвод судьям
    9. Доверенность Ивановой И А
    10. Доверенность Водневой А В   

    Леконт В Л     по доверенности  12  июля 2010              
  • Руководителю СК при прокуратуре РФ по НСО   Телегину И И  Иванова Ирина Александровна,                                                                    
     Леконт Владимир Львович,                   
    Воднева  Анастасия  Вячеславовна,                                                                        


                                                         ЗАЯВЛЕНИЕ     о должностном преступлении                  начальника          УСТМ ГУВД НСО Гончарова Ю М

     В ГУВД НСО нами были поданы  заявления о преступлении, совершённом посредством  использования интернета.  Мы указали  IP адрес 194.126.169.130  и  194.126.170.238 ,  с которых  совершались незаконные действия , велась переписка, пересылались договоры  и которые нам были сообщены  компаниями  Broco и Forex Best, обслуживавшими наши счета.

    Также нами был указан провайдер этих  IP
      адресов  и его координаты.29.04.2009 Головизнин А Г поручает Шестакову С В организовать проведение проверки заявления совместно с УСТМ и должить до 8.05.2009. (приложение 1)

    Результатов проверки материалы дела  N 5945  в Кировском УВД  не содержат. Результатов доклада Головизнину А Г нет также.30.04.2009 Головизнин А Г и Шестаков С В распоряжаются перенаправить заявление о преступлении в УВД г Новосибирска (видимо, чтобы запрос в УСТМ  ГУВД НСО делать было легче) (приложение 2)

    4.05.2009 начальник УВД г Новосибирска   Грачёв С В  делает запрос в УСТМ ГУВД НСО. (приложение  3)Ответа материалы  проверки не содержат.

    11.08.2009 Харитонов В Ю делает запрос в УСТМ ГУВД НСО по поводу IP адреса 194.126.169.130  вместо того, чтобы самостоятельно обратиться к   сообщённому ему провайдеру по указанному адресу с официальным запросом. Из заявлений об обеспечении доказательств  от 10.05.2009 и 3.07.2009  (приложение 4) :

    Управление  счетами  с велось с IP – адреса  194.126.169.130  (что доказывает Тищенков И. А. в своих свидетельских показаниях и стейтмент, выданный компанией Broco),  провайдер которого находится по адресу: 630501, НСО п.Краснообск, президиум СО РАСХН офис 646 (тел. 217-40-00) директор ЗАО «Teleconnect» Ревин  Сергей  Владимирович.

    При запросе в УСТМ ГУВД НСО Харитонов В Ю сообщил только сам IP адрес без дополнительной информации  8.09.2009 начальник УСТМ ГУВД НСО Гончаров  Ю М ответил (приложение 5) :

    »  На ваш запрос сообщаю, что IP-адрес  194.126.196.130  входит в диапазон IP-адресов  194.126.196.0 — 194.126.196.255,  который согласно данным  сетевого информационного центра принадлежит интернет-провайдеру, располагающемуся  в Германии.  Установить лицо, которому  выделен данный IP-адрес, технически не представляется возможным.»


    Провайдера указанного IP  адреса  можно увидеть в свободном доступе в интернете, например , по ссылке  (приложение 6)

    Единственное, что мы не смогли выяснить самостоятельно, это конфиденциальную информацию о том, кому конкретно провайдер давал этот адрес. Провайдер Резин  по телефону сказал, что по запросу УВД  предоставит   информацию о лице или компании,  пользовавшейся указанным адресом.  С ноября 2008  именно эту информацию ГУВД НСО   и УВД г Новосибирска  НЕ ЗАХОТЕЛО ПОЛУЧИТЬ, элементарно обратившись к провайдеру в Краснообске.

    Таким образом, очевидное должностное преступление  Гончарова Ю М с целью укрытия преступника. В результате этих действий  и бездействия Гончарова Ю М преступление не было раскрыто, доказательства не были обеспечены, наши права нарушены.Данные действия Гончарова Ю М подпадают под признаки преступления по ст 286,292,300 УК.

    Просим возбудить уголовное дело в отношение Гончарова  Ю М

    Приложение :

    1   .Поручение Головизнина А Г

    2. Направление заявления Водневой  А В  в УВД г Новосибирска 30.04.2009


    3. Запрос Грачёва С В от 04.05.2009


    4. Ходатайство об обеспечении доказательств

    5. Ответ Гончарова Ю М6.   

    Сайт  
    http://news.nic.com/cgi-bin/whois

    Иванова И А     Воднева А В                  Леконт В Л                       10 июня 2010